Время перемен. Часть 2

Категории: В попку Золотой дождь Минет
Сойдя с поезда, Костя огляделся. Вокзал выглядел точно таким же, как и два года назад. «Неужели эта грёбаная армия осталась позади?» - подумал Астафьев, мысленно возвращаясь в прошлое. Отбыв срок в дисбате, Константин вернулся в родную часть. К тому моменту все парни, с которыми он призывался, уже давно демобилизовались, поэтому единственными знакомыми людьми для Астафьева остались ротный и старшина. Дослужив оставшиеся месяцы без каких-либо эксцессов, Константин уволился в запас, и вернулся в родной город. Увы, на вокзале его не встретили ни мать с отцом, ни друзья. Разочарованный Костя вернулся домой, и до обеда простоял под дверью, в результате чего его настроение было безнадёжно испорчено. На следующее утро он сходил в местный военкомат, чтобы отметиться, а на обратном пути заскочил в гости к подруге, которая его кинула, но и здесь Костю постигла неудача: Скворцовы переехали в другой район, однако новые хозяева квартиры не смогли даже сказать в какой именно. Астафьев не стал продолжать поиски, рассудив, что это лишь напрасная трата времени и нервов. Отдохнув две недели, Костя устроился работать электриком в местный ЖЭК. Проработал он там ровно до первого аванса, выплата которого была задержана на целую неделю. Предприняв несколько неудачных попыток устроиться на новую работу, и вернувшись домой ни с чем, Костя стал думать как быть дальше. Стоя на балконе, и выкуривая одну сигарету за другой, Астафьев вспомнил про Дмитрия Павлова. Димон оставил ему свой телефон, и сказал звонить, если у него возникнут проблемы. Не то чтобы Константин всерьёз верил, что один телефонный звонок решит все его проблемы, но всё же он набрал номер Дмитрия. Павлов внимательно выслушал Астафьева, и сказал, что может посодействовать в его трудоустройстве, но для этого Косте придётся ехать в Москву, где он получит хорошо оплачиваемую работу и жильё. Астафьев сразу же согласился, даже не подозревая, что должность, о которой упоминал Дмитрий - это должность охранника в элитном борделе. Купив билет на самолёт, Костя в тот же день вылетел в Москву. Дмитрий встретил его в аэропорту. Друзья выпили по бутылке пива, после чего Павлов повёз Костю смотреть жильё. - А что за жильё? - поинтересовался Костя после того как Димон отъехал от аэропорта. - Барак без воды и света, но зато с крысами! - пошутил Дмитрий, и сам же посмеялся над своей шуткой. - А серьёзно? - А если серьёзно, то нормальная двухкомнатная квартира в центре. Раньше она принадлежала типу, на чью должность ты претендуешь, но он уволился, и теперь квартира твоя. - Это как так он уволился, что остался без квартиры? - Башкой вниз с 20-ти метров. Костя было решил, что это очередная шутка, однако Дмитрий был абсолютно серьёзен. Лишь после того, как друзья осмотрели квартиру, Павлов поведал старому другу о том, кем ему придётся работать. - Работа не сложная, но очень ответственная. Степаныч кого попало не берёт, но я за тебя поручился, - сказал Дмитрий. - Кто такой Степаныч? - Расскажу по дороге. Элитный бордель находился за городом, в 10-ти километрах от Москвы, и был замаскирован под базу отдыха. Точнее, раньше это действительно была база отдыха, но после ареста её владельца базу продали. Когда впереди замаячил высокий забор, и ворота, Костя понял, что они прибыли на место. Тормознув возле ворот, Павлов посигналил. Ворота открыли двое охранников. Узнав «своего», охранники подняли шлагбаум. Миновав живописный внешний двор, машина подъехала к трехэтажному особняку. Рядом с домом Константина и Дмитрия встретил Геннадий Степанов, которого подчинённые назвали Степанычем. Он был кем-то вроде начальника службы безопасности борделя. Оценивающе осмотрев Константина с ног до головы, он ввёл Астафьева в курс дела, рассказал что входит в обязанности Астафьева, и что ему делать запрещается, а в самом конце озвучил сумму, которую будет получать новый охранник. Согласившись со всеми пунктами, Костя приступил к работе в тот же день. Осматривая особняк, и прикидывая что к чему, Костя заметил нескольких проституток, о чём-то щебечущих между собой. Девчонки были поистине хороши. При виде нового охранники, проститутки тут же замолчали. Одна из них помахала Астафьеву рукой, другие же поспешили разойтись. Было видно, что проститутки (по крайней мере большая их часть) бояться охранников, и стараются с ними не пересекаться. В свою очередь охранникам категорически запрещалось крутиться возле девчонок, и тем более с ними спать. За этим мог последовать гигантский штраф, а то и увольнение. Девчонки считались собственностью борделя, и трахались исключительно с клиентами. Косте же, у которого не было секса 1, 5 года, нахождение в доме с десятками привлекательных девиц, доставляло ощутимый дискомфорт. Димон предупредил Астафьева, чтобы тот при свете дня не вздумал схватить под руку какую-нибудь из шлюх, и затащить в ближайшую комнату, если не хочет вылететь с работы в первый же день. По всему дому, за исключением самих комнат, были установлены камеры слежения, за показаниями которых следил лично Степаныч. Поздним вечером, когда Степанов уже уехал, с Костей по рации связался Димон. - Приходи к входу, - сказал Павлов. - Зачем? Что-то не так? - Всё так. Приходи, не пожалеешь. Заинтригованный Костя вышел на крыльцо. По двору неспешно прогуливались охранники с ротвейлерами. Бывали случаи, когда проститутки дожидались наступления темноты, выбирались из своих комнат, и пытались сбежать. Костя пока об этом не знал, но местные труженицы находились здесь не по своей воле, а были похищены. После того, как одна из беглянок едва не выбралась за ворота, Степаныч и решил выпускать на ночь ротвейлеров, рассудив, что девчонкам вряд ли захочется стать собачьим кормом. Докурив сигарету, стоявший на крыльце Димон повернулся к Косте лицом. - Ну чё, братан, давно секса не было? - спросил он напрямик. - Откуда ты знаешь? - удивился Астафьев. - Да по тебе сразу всё видно. Ты шастаешь по дому, подолгу смотришь на шалав, и разве что слюни не пускаешь, - проговорил Павлов с усмешкой. Костя не стал упираться, и признался, что у него действительно давно не было секса. - Ну так это совсем не проблема. Могу подогнать одну смазливую шалаву, - заверил его Павлов. - А как же Степаныч? - Степаныч свалил домой, а за камерами смотрит наш человек, который потом всё сотрёт. Ну так что? Костя призадумался. Вылетать с работы ему очень не хотелось, но ещё больше ему сейчас хотелось трахаться. - Давай, - ответил он после длинной паузы. Димон похлопал Астафьева по плечу, и сказал идти в одну из комнат для клиентов. Придя в комнату, Костя присел на кровать, и стал ждать. Через пару минут явился Павлов вместе с одной из проституток. На вид ей было лет 25-27. Длинноволосая шатенка со вторым размером груди, она была одета в короткую юбку, и чёрный топик. - Развлекайся, - только и сказал Павлов, затем вышел за дверь, и запер её на ключ. Девушка медленным шагом подошла к кровати, на которой сидел Костя, опустилась на колени, и расстегнула ширинку на джинсах нового охранника. - Как тебя зовут? - неожиданно спросил Константин. - Инга, - представилась девушка, и кокетливо улыбнулась. Все эти улыбки и прочие ужимки были насквозь фальшивыми и неискренними. Инга работала в борделе четыре месяца, и усвоила основной урок - клиент, кем бы он ни был, должен остаться доволен. В противном случае последует суровое наказание. Костя не был клиентом в привычном смысле слова, но он был охранником, а ссориться с охранниками было себе дороже. Расстегнув ширинку, Инга вытащила член Кости из штанов, и откинула назад длинные волосы. Костя нетерпеливо потыкал членом в щёку проститутки. Девушка взял член охранника в рот и начала сосать. И хотя сосала она неторопливо, Костю хватило всего на пару минут. Когда член запульсировал, Инга слегка отстранилась назад, и пошире открыла рот. Поток спермы полностью заполонил рот проститутки. Инга без труда всё проглотила, вытерла с губ и рта остатки спермы, засунула палец в рот, и начала посасывать его, словно чупа-чупс. Взяв опавший член в руку, Инга стала водить по нему ладонью, прекрасно поняв, что Костя вряд ли удовлетвориться одним быстрым минетом. После того как член в её руках слегка ожил, Инга скинула с себя топик, и положил член между своими сиськами. Костя удивлённо захлопал глазами. Сжав член между грудями, девушка несколько раз провела языком по его головке. Константин едва не зарычал от удовольствия, и стал водить членом вперёд-назад. Девушка пошире открыла рот, не забывая при этом сжимать и разжимать груди. Понимая, что если будет продолжать в том же духе, то снова кончит, Костю сделал ещё несколько рывков, затем вытащил член, и приказал Инге забраться на кровать, и встать раком. Девушка тут же выполнила его приказ, и приподняла короткую юбку, под которой не было трусов. Костя ввёл было свой агрегат в пизду Инги, но потом его взгляд упал на другую дырочку проститутки. Астафьев не раз и не два уламывал Татьяну попробовать анальный секс, но та наотрез отказывалась. «И что мне теперь делать? Димон про это ничего не говорил!» - растерялся Астафьев. Приставив член к попке Инги, Костя нерешительно поводил им по ягодицам девушки. Инга без слов поняла что от неё хочет Астафьев. Привыкшая исполнять любые прихоти клиентов, проститутка взяла член Константина в руку, и уверенно ввела его в свою попку. Поскольку попка Инги была хорошо разработана, член Косте легко вошёл в неё без смазки. Опустив руки на плечи Инги, Астафьев стал двигаться внутри неё. Трахая Ингу, Костя то и дело касался яйцами ягодиц девушки. Достигнув своего предела, Астафьев посильнее прижался к Инге, и выпустил сперму прямо ей в задницу. Когда поток иссяк, Костя отстранился, и лёг на кровать. Инга взяла с прикроватной тумбочки салфетку, вытерла попу, из которой текла сперма, и оделась. Восстановив дыхание, Костя взял рацию, и связался с Димоном. Явившийся на зов Константина, Павлов открыл дверь, и приказал Инге выметаться. Как только девушка вышла из комнаты, Павлов не слишком деликатно схватил её за руку, и перевёл взгляд на Костю. - Ну как? - спросил он. Астафьев ничего не сказал, и лишь показал Павлову большой палец в знак одобрения. - С боевым крещением, братан! - сказал Димон на прощание, и повёл Ингу обратно в её комнату. Какое-то время повалявшись на кровати, Константин в который раз поблагодарил судьбу за то, что она свела его с Дмитрием. «Непыльная работа, большая зарплата, и секс с красивыми девчонками - наверное я в раю!» - подумал Костя. Как бы в подтверждение этой мысли в конце смены Дмитрий подвёз его до дома, и сказал, что через пару дней у Кости появится своя машина. Точнее, ему отдадут машину «уволившегося» охранника, в чьей квартире сейчас и жил Константин, но только после того как будут готовы все необходимые документы. Жизнь, ещё вчера казавшаяся ему полным дерьмом, стала налаживаться. Впрочем, на следующий день Астафьев понял, что малость поторопился с выводами. Когда Костя явился на работу, Степаныч не сказал ему не слова. Астафьев вздохнул с облегчением, поняв, что начальник службы безопасности ничего не знает о его ночных шалостях. Всё шло своим чередом, и ничто не предвещало беды. Костя гулял по дому, и его окрестностям, и отводил девушек к клиентам. Охранникам было запрещено контактировать с клиентами без особых причин. Все разговоры с клиентами вела хозяйка заведения - полноватая 55-ти летняя женщина, которую звали Елена Михайловна. Елена лично встречала каждого гостя: с улыбкой на лице, она провожала гостей в свой кабинет, уточняла что конкретно интересует гостя, и подбирало ему подходящую девушку. Клиенты, приехавшие в бордель впервые, предпочитали делать выбор по фотографиям, в то время как постоянные клиенты прислушивались к рекомендациям и пожеланиям хозяйки, зная, что Елена Михайловна плохого им не посоветует. Сегодня бордель посетил один банкир, узнавший про заведение от своего друга, являющегося постоянным клиентом заведения. Просмотрев фотографии, банкир остановил свой выбор на проститутке по имени Нина. Явившийся на зов Елены Михайловны Дмитрий отвёл клиента в комнату, а сам пошёл за Ниной. Приведя девушку к клиенту, и оставив голубков наедине, Павлов ушёл. Когда подошло время, Дмитрий подошёл к комнате, и постучал в дверь, тактично напомнив, что отведённое время подошло к концу. Полностью одетый банкир открыл дверь, и сказал, что остался доволен. Дмитрий уже хотел было увезти Нину, но прежде чем он закрыл дверь, банкир обнаружил, что его золотые часы, лежащие на прикроватной тумбочке, куда-то пропали. Павлов прижал Нину к стене, и приказал выворачивать карманы. Вместо этого девушка ударила Дмитрия коленом между ног, а когда охранник схватился за ушибленное место, и согнулся, выхватила у него из-за пояса пистолет. - Ну всё, сука, теперь ты попала! - прошипел Павлов сиплым голосом. - Пошёл ты хер, мордоворот! - ответила проститутка. Угрожая клиенту оружием, Нина приказала ему подойти к ней. Испуганный банкир подошёл. Используя клиента в качестве заложника, Нина стала продвигаться к выходу. Она уже не первую неделю вынашивала план побега из ненавистного борделя, и давно бы сбежала, если бы не собаки. Спускающийся по лестнице Костя заметил Нину, приставившую пистолет к затылку пленника, и пригнулся. Прикрываясь заложником, проститутка рассчитывала добраться до ворот, и покинуть заведение на машине банкира (вместе с ним, разумеется). После того как Нина прошла мимо, Константин перемахнул через перила и спрыгнул вниз. Как только Костя приземлился за её спиной, Нина, услышав шум, резко обернулась, выставив вперёд пистолет. Астафьев без труда выхватил пистолет из рук проститутки, а её саму прижал к стене. Поняв, что угроза миновала, банкир бросился бежать к выходу, крича на бегу, что ноги его здесь больше не будет. Когда проститутка была обезврежена, к лестнице подтянулись Дмитрий, другой охранник по имени Пётр, а также Степаныч. Когда Костя отпустил девушку, Степаныч влепил ей размашистую пощёчину. - Отведите эту сучку в подвал, и накажите, - сказал он Димону и Петру, а затем перевёл взгляд на Костю. - Молодец, Астафьев, грамотно сработал. - Спасибо, - ответил Костя на похвалу начальника. Степаныч ушёл обратно к себе, а Дмитрий и Пётр увели брыкающуюся проститутку в подвал. Костя же пошёл на улицу покурить. Вспомнив взгляд Димона, пропитанный ненавистью, Костя посочувствовал Нине. Докурив сигарету, Константин решил сходить в подвал, и узнать в чём именно заключалось наказание провинившейся проститутки. Спустившись в подвал, и подойдя к железной двери, Костя отодвинул небольшое окошечко, и увидел следующую картину: полностью раздетая Нина стояла на коленях на грязном полу, а Пётр и Димон пытались запихнуть свои члены ей в рот. Нина открыла рот максимально широко, но всё равно не смогла принять сразу два члена. За это Димон несколько раз ударил её по щекам, затем схватил двумя руками за волосы, и стал остервенело трахать в рот. Костя видел как расширились глаза девушки. Попользовавшись её ртом, Павлов ударил девушку ногой в живот. Нина схватилась за живот, жалобно застонала, и стала жадно глотать ртом воздух. Не дав проститутке отдышаться, Пётр схватил её за волосы, и, как и Димон, начал трахать девушку в рот. Извращённая фантазия стоявшего в сторонке Дмитрия рисовала картины одна страшнее другой. За то, что Нина выставила его дураком, и чуть не сбежала, Павлов был готов избить её до полусмерти. И непременно сделал бы это, однако Степаныч приказал наказать проститутку, а не изувечить. Нина сделала серьёзную ошибку, в результате которой заведение лишилось очередного клиента, но даже несмотря на это, её нельзя было калечить. Дело здесь было вовсе не в жалости: просто портя товарный вид собственности борделя, коим и была Нина, охранники рисковали получить взыскания от Елены Михайловны в виде штрафа. Другими словами, им было дозволено делать с Ниной всё что угодно, но только не уродовать. Насаживая рот Нины на свой член, Пётр в скором времени кончил. Отпихнув девушку в самый последний момент, Пётр кончил её на лицо. Липкая сперма залила девушки глаза, и вынудила зажмуриться. - Подними морду, тварь подзаборная! - рявкнул на Нину Дмитрий, и размахнулся для удара. Проститутка испуганно сжалась, и перевела взгляд на потолок. Она думала, что Павлов начнёт дрочить на неё, но вместо этого Дмитрий на неё помочился. При виде всего этого Костя схватился рукой за рот, и как ошпаренный отскочил от двери. Через полминуты, довольные Дмитрий и Пётр вышли из подвала, а сжавшаяся в клубок Нина так и осталась лежать на полу. Стараясь унять рвотные позывы, Костя с неприязнью посмотрел на Дмитрия. - Ты что, совсем больной? - спросил он, повысив голос. - А что не так? - несказанно удивился, Дмитрий, не поняв что так разозлило его друга. - Эта дура конечно сильно накосячила, но это ещё не повод делать из неё писуар! - Забей, братан. Сучка получила именно то, что заслужила. - Заслужила чтобы из неё сделали сортир? Дмитрий схватил Костю за шиворот, и прижал к стене. - Она - блядь, а с блядями только так и надо поступать! Если тебе это не нравится, вали отсюда! - прокричал он. - Спокойно, парни. Всё нормально, - попытался унять коллег Пётр. Дмитрий отпустил Костю, и быстрым шагом направился к лестнице. - Не бери в голову, братан. Через месяцок другой ты ко всему привыкнешь, - заверил Костю Пётр, и отправился следом за Павловым. Когда его коллеги ушли, Константин приоткрыл дверь, и посмотрел на лежащую на полу Нину. Девушка смотрела перед собой, и бормотала себе под нос что-о невнятное. «Никогда я к такому не привыкну!» - подумал Костя, и закрыл дверь. Продолжение следует...