На одной волне

Категории: В попку Фетиш Минет Классика
Небольшая предыстория... Как это часто бывает, мы познакомились летом на море, в последний день моего отдыха. Оксанке оказалось слегка за тридцать, рост около 170, блондинка, волосы чуть ниже плеч, слегка худощава, но без крайности. Острые черты лица, но выражение, при этом, приятное, располагающее. Жгучие соблазнительные карие глаза, искристый озорной взгляд, скрывающий под собой водопад страсти, соблазна и бешеный сексуальный темперамент, как выяснилось позднее. Все случилось сразу, в первую ночь знакомства: так решили звезды, обстановка в клубе и некоторое количество алкоголя. Конечно, не обошлось без небольших преград с ее стороны, но в итоге все сложилось успешно. И, честно говоря, из той ночи у меня не осталось каких-то особенных воспоминаний. Секс, как секс. Но что было потом, во время наших встреч в Москве — это отдельная песня. Оксанка жила в Питере. Постоянные отношения в таком раскладе были не возможны, да и никто не ставил это во главу угла. Нас интересовала необузданная страсть и сексуальные эксперименты во время ее приездов в столицу, которые устраивал я, приглашая ее погостить на пару-тройку дней. Разумеется, это время проводилось, по большей части, в постели, с перерывами на еду, кино и сон. Близился один из ее приездов, и я, разумеется, находился в томительном, но радостном ожидании... Я встретил Окси в аэропорту, деловито окинув ее взглядом: как всегда, отличный выдержанный мэйкап, слегка подрумяненная кожа (от недавнего пребывания в солярии), хороший маникюр, укладка. Все, как я люблю. Да и для нее это не слишком хлопотно, учитывая работу в салоне красоты. В одежде все спокойно и без перегиба: стильные джинсы в обтяг, симпатичные ботильоны, черная водолазка, пальто чуть выше колен. Встретившись взглядами, мы улыбаемся, и в моей голове она сразу же оказывается без одежды и совсем не в зоне прилета аэропорта. Я прижимаю ее к себе, не забывая одной рукой прихватить за попку, и мы целуемся в губы. Спокойно, размерено и без животной страсти — просто в этих вопросах я не люблю зрителей. Мы садимся в машину, и тут же сливаемся в настоящем глубочайшем засосе, интенсивно обмениваясь слюной, истомой и мыслями о сексе, чуть ли не кусая и царапая зубами друг друга. Наши тела очень соскучились друг по другу! Но пора ехать. По пути заказываю еду. Оказавшись дома, мы снова сладко целуемся, тремся, ласкаем друг друга через одежду. Я нащупываю очертания ее бюстгальтера, приятно осознавая, что за ним спрятана нежная небольшая грудь с набухшими и торчащими сосками, в чем я нисколько не сомневаюсь. Далее я медленно спускаюсь рукой ниже, массируя ее животик, а потом еще ниже, между ног, намеренно делая усилия в том месте, где за осязаемой защитой джинс и трусиков, уже пульсирует моя заветная щелка. И я точно знаю, что она выбрита идеально гладко, и что тщательная эпиляция зоны бикини имела место накануне перед вылетом (опять же, спасибо салону красоты и привычке следить за собой). Но, несмотря на жаркие объятия, у меня почему-то не возникает желания сразу же сорвать с нее одежду, повалить на пол в прихожей, быстро расстегнуть джинсы и вогнать член в ее сочащееся лоно, отогнув полоску трусиков. Наоборот, мне хочется насладиться моментом без спешки. Поэтому я спокойно прерываюсь, вешаю ее одежду, приглашаю на кухню. Там, за бокалом вина и суши, мы замечательно беседуем о разной ерунде: о делах, работе, жизни и прочем. Нет ощущения потери времени, все идет к постели, но хорошей светлой и понятной дорогой. Немного выпив, я встаю из-за стола, подхожу к ней и нагибаюсь для поцелуя, точнее, мощного и страстного засоса. С каждой секундой градус эмоций накаляется. Окси ловит мой сигнал без лишних слов, тоже встает, не вынимая языка из моего рта, мы крепко прижимаемся друг другу. Руки блуждают по телу, я повторяю свои движения — теперь уже более настойчиво пробиваюсь к груди и сильнее надавливаю ей между ног, словно хочу вогнать кусочек джинсов и трусиков в ее томное влагалище. Как же тепло у нее между ног — я чувствую жар от киски даже через плотную одежду и мысль эта добавляет еще больше драйва. Она, чувствуя это, немного подраздвигает ноги и своей рукой прижимает мою, давая мне понять: «Дави сильнее, продолжай и не думай останавливаться, пусть даже там все промокнет насквозь!». Ее рука тоже не скучает — она уже давно массирует мой член через одежду, все больше и больше норовя расстегнуть молнию, залезть в трусы и завладеть моим инструментом полноценно. Но она терпелива, и мы, соединившись в объятиях, плавно перемещаемся в спальню. Кровать уже расстелена, свежее белье, приглушенный свет. Здесь нет лепестков роз, горящих свечей и располагающей музыки — весь этот романтический флер весьма неплох, но в определенной ситуации. У нас же с Окси другие задачи и цели: здесь не нужно никого удивлять, здесь нужно только отдаться сексу в комфортной обстановке — натурально, без лишнего антуража, без стеснений и комплексов, целиком и полностью. Мы начинаем раздевать друг друга, опять же спокойно, без суеты, смакуя каждое движение. Я отрываюсь от ее губ, аккуратно помогаю стянуть водолазку. И внимательно наблюдаю за каждым микро-эпизодом: вот слегка оголяется живот, потом появляется элегантный бюстгальтер телесного цвета, сначала нижняя часть, а затем и чашечки целиком, в которых прекрасно видны очертания небольшой груди. А если посмотреть чуть сверху, то взору открываются и два набухших розовых соска. Они немного не симметричны (один чуть-чуть больше другого), но в данном случае — это прекрасная изюминка, неповторимая черта женского тела. В какой-то момент наши глаза встречаются, легкая игривая улыбка появляется почти одновременно у нее и у меня, а, значит, мы на верном пути. Дальше очередь за джинсами. Они плотно облегают стройные высокие ножки, поэтому мне не хочется снимать их грубо и быстро, бестолково выворачивая наизнанку. Хочется сделать это аккуратно и галантно. Она немного приспускает талию, чтобы облегчить мне задачу. И, конечно, сразу приоткрывается полоска нежных стрингов, подхлестнув мое, и без того воспаленное, воображение. Я беру ее ножку и аккуратно тяну за край — сначала одна штанина, потом другая, пока джинсы податливо не падают на пол, оголив весь гибкий стан моей подруги. Я специально прошу ее подняться, чтобы просто насладиться красотой, изяществом форм и линий женского тела. Лично для меня это сам по себе большой фетиш. Но отдельного внимания заслуживает белье. Именно перед сексом, когда вы вдвоем, в сладком предвкушении, чувства обострены и от соития вас отделяют несколько полосок ткани — именно в такие моменты творения дизайнеров нижнего белья воспринимаются мной с особым восторгом и трепетом! Эти нежные и мягкие, или дерзкие и изысканные, манящие, зовущие, кричащие, убивающие напрочь твой мозг и ввинчивающие кровь в пещеристые тела полового члена стринги, танги, бикини и бюстгальтеры способны сокрушить вселенную и перевернуть мир любого мужчины, каким бы равнодушным и безвкусным он не был! Оксанка стоит в полный рост, немного расправляет волосы, легкая улыбка и озорной взгляд постоянно играют на ее лице. Я раздеваюсь, также оставаясь только в нижнем белье, подхожу вплотную, чувствую, как от нее приятно веет теплом и желанием, вперемешку с тонким и так ей идущим запахом духов. Аккуратно расстегиваю ливчик, и чашечки, наконец, полностью освобождают аккуратные сисечки, как раз под мою ладонь — ни больше, ни меньше. Соски твердые и набухшие, в полной готовности ощутить новое прикосновение. И я не лишаю их этого удовольствия. Я усаживаю подругу на кровать и, для начала, просто провожу средним пальцем по одной груди, затем по другой. Я дотрагиваюсь до соска и чувствую, как этот маленький кусочек плоти с тысячами рецепторов уверенно откликается на мои действия. Я начинаю вращать пальцем вокруг соска, он твердеет еще больше. Тем временем, я не забываю и про вторую сисечку. Мои губы уже увлажняют сосок и в ход идут нехитрые движения языком. Его кончиком я чувствую все шероховатости и неровности этого закаменевшего от возбуждения бугорка. У Оксанки закрыты глаза, она глубоко и часто дышит, ловя и смакуя каждую секунду нашей прелюдии. По ее телу периодически пробегают мурашки, особенно на моментах, когда я легко покусываю сосочки или нежно обдуваю их. Свободной рукой я вовсю овладеваю одной из сисичек. Я мну ее, вращаю, сжимаю, давлю и отпускаю, не забывая пальчиками теребить отзывчивый бугорок. Но вот пришло время спускаться ниже. Я немного поддразниваю Окси и первым движением нащупываю промежность и половые губки, но снова через трусики. Без сомнения, влажность и температура на этом участке тела просто запредельные. Это чувствуется даже тогда, когда пальцы приблизились совсем близко и находятся в каких-то миллиметрах от трусиков, но еще не успели коснуться материи. Еще чуть-чуть и трусики не смогут сдерживать дивный девичий сок, который готов плавно и густо вытекать из влагалища. Оксана в сладкой истоме, дыхание местами сопровождается небольшими постанываниями, ее рука направляет мою и дает понять, что пора избавляться от последней одежды. Я проникаю рукой в трусики и ощущаю бешенный восторг, сердце неумолимо стучит в груди! Для меня коснуться киски — это всегда какой-то особенный момент, какой-то переход черты, незримый рубеж, после которого дозволено все и девушка в твоей власти! Я чувствую этот набухший созревший бутон, эти гладкие горячие половые губки, которые вроде бы сомкнуты, но как будто только для вида — ведь стоит проявить небольшое усилие — и ты легко попадешь в жаркое лоно, так сильно жаждущее ласки крепкого члена... Пока что без проникновения, я слегка провожу кончиком пальца по щелке и четко ощущаю, как его тут же покрывает тонкий слой хорошей, плотной и слегка липкой смазки. Словно давно созревший экзотический фрукт, который от малейшего прикосновения начинает истекать сладким ароматным соком. Но желание проникнуть внутрь слишком велико, и мой средний палец аккуратно проскальзывает между набухших половых губ. Как же восхитителен этот момент! Погружаться в жаркое, обильно наполненное густой смазкой, влагалище, которое просто кричит о том, чтобы что-то вошло в него и находилось там как можно дольше, а лучше, чтобы при этом, оно совершало нужные и столь приятные движения. И эта просьба, этот призыв плоти тут же выполняется — мой палец начинает двигаться вперед и назад, не слишком быстро, а, наоборот, размеренно, внимательно, как бы исследуя изнутри жаркое лоно и буквально заставляя его изливать все новые и новые порции живительного текучего сока. Оксанка пребывает в трепетном наслаждении, она периодически сводит ноги, тем самым увеличивая давление внутри и вплескивая в себя новые, более сильные ощущения. Ее рука уже не контролирует мою, зато активно рвется к моему нижнему белью, точнее к твердой, как камень, выпуклости трусов, желая завладеть членом. Торопливо и жадно ее рука находит заветную цель — мой пульсирующий член — и начинает его дрочить. Не сняв трусы, делать это не слишком удобно, поэтому, быстро сообразив, она торопливо и небрежно стягивает с меня нижнее белье, а рука столь же быстро возвращается к члену. Движения не короткие и быстрые, а плавные и глубокие. Рука стремится обхватить весь пенис, сжимает, мнет его, пытается завладеть им целиком. Это не просто механическая работа, чувствуется ее полное участие: физическое и эмоциональное. Она тоже хочет доставлять удовольствие и отслеживать, как желание разрастается и множится с каждой секундой. Головка члена набухла до максимальных пределов, он жаждет продолжения и новых ощущений. И Оксанка готова дать их — она садится на кровать и облизывает губки в предвкушении сладкой добычи. Я, тем временем, с сожалением вытаскиваю палец из мокрого, сочащегося влагалища. Он блестит от смазки. Мне хочется понюхать его, не знаю почему, просто хочется. Поэтому я подношу палец к носу и пытаюсь уловить какие-то запахи, исходящие от него. Скорее всего, здесь идет колоссальное возбуждение просто от самого процесса. Ведь смазка, как таковая, в большинстве случаев не имеет ярко выраженных запахов, особенно когда девушка свежа и чиста. А сейчас именно такой случай. Поэтому моя фантазия немного окрашивает и дорисовывает остроту почти нейтрального аромата: я безумно хочу, чтобы она была слегка неподмыта, чтобы слегка чувствовался резкий запах мочи, чтобы мои рецепторы буквально выли от дикого восторга, ощущая эту безумную химию тела, настоящего и без прикрас, такого, каким его создала природа. Это волшебно!... Но и у этого есть продолжение. Я хочу, чтобы и она ощутила нечто подобное. Поэтому я снова запускаю свой палец в ее сочное влагалище, как бы обмакивая его в очередной порции прозрачной теплой и густой смазки, и подношу к ее носу. Я не уверен, что гамма восприятия будет похожа на мою, но мне хочется руководить процессом и верить в то, что тема запахов не безразлична и моей подруге. Но она идет дальше: понюхав мой палец, окутанный ее соком, она, без лишних колебаний, целиком засовывает его в рот, а потом, сомкнув губы, медленно вытаскивает, как бы слизывая весь блестящий липкий сок из собственного лона! На этом мозг просто взрывается, и дикие желания рвутся наружу. Она прекрасно это чувствует, а сладкие манящие губки находятся в каких-то миллиметрах от моего мощно эрегированного члена. И вот сладостный момент — погружение в ее рот... Мой член ощущает приятное влажное теплое нутро и ему хочется задержаться в нем подольше. Оксанка начинает совершать движения взад и вперед, губки уверенно обхватывают мой пенис. Я испытываю феерическое удовольствие, особенно на выходе, когда кончик ее языка ласкает и слегка щекочет головку члена. В какой-то момент я запускаю руки в ее волосы, обхватываю голову и как бы дирижирую процессом сочного минета, давая понять, что она все делает превосходно и нужно продолжать. От невероятного удовольствия и приятного скольжения, внутри просыпается неистовое желание подчинять и иметь. Словно чувствуя это, Оксанка пытается усилить ощущения — она заглатывает член как можно глубже, повинуясь моему звериному инстинкту. Она хочет исполнить свою роль максимально эффективно и соответствовать моим самым жестким фантазиям. Мы, как будто, меняемся местами — теперь не она делает мне глубокий минет, а я смачно трахаю ее в рот, придерживая голову и с вожделением загоняя туда свой пенис. Мне хочется продолжать, но я не могу быть эгоистом — ведь я тоже должен дать порцию удовольствий Оксанке и ее знойной истекающей киске. И в этой ситуации есть отличное решение для нас обоих — поза 69. Я ложусь на кровать, Оксанка переворачивается и встает на колени надо мной так, чтобы ее дивная истекающая щелка и другая, не менее манящая дырочка, оказалась перед моим лицом. Ее же взору предстает мой упругий и жаждущий действий член. И мы начинаем. Практически синхронно. Сначала я, без усилия, нежно, провожу языком по узкой щелке половых губ, которые снова еле-еле сдерживают обильную прозрачную жидкость. А затем мощно вгоняю язык в изнывающее и трепещущее влагалище и ощущаю как живительный сок обволакивает мой язык, попадает на губы, чуть ли не стекает по подбородку, найдя наконец выход из томной пещерки. Каждое мое проникновение отзывается у подруги содроганием тела или коротким стоном... Разумеется, когда ее рот не занят упругим членом, который она старательно сосет. И мне снова дико приятно, что ее техника не монотонна: она периодически меняет темп — то ускоряясь, то замедляясь, в нужный момент добавляет слюны, чтобы увлажнение и скольжение было отменным. Иногда помогает рукой, надрачивая мой пенис, при этом головка игриво массируется язычком, а кончик его просто стремится в дырочку, откуда, в скором времени, потечет густое семя... Я не отстаю от Оксанки. К движениям языка я также добавляю большой палец правой руки. Им я нахожу клитор и начинаю активно его массировать, теребить, не забывая периодически слегка придавливать его к лобковой косточке, от чего ощущения моей подруги взлетают на новый уровень. Она старается погрузить мой член целиком себе в рот, я чувствую обильное выделении слюны и снова какую-то внутреннюю животную страсть, желание полного погружения друг в друга — словно мы одно целое! О, какой же это непередаваемый кайф, чистейшая порция наслаждения! Мой язык не перестает ласкать мокрое и липкое влагалище. На момент я вытаскиваю язык, а рука прекращает играть с клитором — ведь совсем рядом есть еще одна упругая дырочка, которая манит меня, быть может, больше, чем влажная киска. О да, я не могу остаться равнодушным к анальному отверстию своей подруги! Я глубоко погружаю средний палец во влагалище, жадно вожу им внутри, касаюсь стенок, желая собрать как можно больше густой смазки. Именно она поможет мне разработать сладкую попку моей подруги. Дивное упругое колечко совсем рядом с моим лицом. Мне хочется понюхать его — снова фетиш с запахами туманит мое сознание. Я слегка притягиваю Оксанкину попку поближе к себе, и анальное отверстие оказывается в каких-то сантиметрах от моего носа. Мои рецепторы обострены по максимуму и я чувствую этот ни с чем не сравнимый запах плоти, с легкой горчинкой, не очень явный, но четко узнаваемый: так пахнет только там, больше нигде! Это нереально заводит меня! Я смело касаюсь кончиком языка ее упругой дырочки. Инстинктивно она слегка сжимается, но потом тут же расслабляется, как бы извиняясь за свой необдуманный шаг. Оксанка приостанавливает игру с моим членом — она любит анальные ласки не меньше классики, поэтому хочет максимально сконцентрироваться на ощущениях. А мой язык, тем временем, продолжает нащупывать верную дорогу. Вылизывать девушке анус — в этом есть свой кайф! Ведь нужно пробиваться через тугое отверстие, постепенно заставляя его привыкать к новому предмету... И язык — это только начало. Я не забываю про обильно смоченный палец. Теперь его очередь. Я аккуратно ввожу палец ей в попку. Очень медленно и чувственно. Оксанка в сладкой истоме: глаза закрыты, на лице читается полное погружение в процесс анальной стимуляции. Палец все глубже и глубже, он уже не встречает никаких преград, хоть и плотно зажат стенками ануса. Я начинаю совершать движения взад-вперед, уверенно разрабатывая упругую дырочку... Волна возбуждения от анальных ласк не обошла стороной и влагалище. Оно буквально вымокло и пропиталось смазкой в еще большем количестве, чем раньше. Терпеть дальше и оттягивать соитие в такой ситуации просто невозможно. Поэтому мы, не сговариваясь, прерываем оральные ласки и столь сладкую прелюдию и снова оказываемся лицом друг к другу, соединяясь в жестком засосе. И нас не волнует, что мой язык только что исследовал ее анус, а ее губы буквально секунду назад скользили по моему члену. Наоборот, нас это дико заводит! Поэтому засос уже не имеет ничего общего с поцелуем: это просто дикий обмен слюной в желании соединить два разгоряченных тела всеми возможными способами. Остальные части наших тел, без промедления, оказываются в нужных позициях. Оксанка раздвигает ноги, я же одной рукой чуть придвигаю ее к себе, второй беру член и, не глядя, направляю его в сторону истекающего влагалища. Мне даже не нужно отвлекаться от ее рта (именно рта, а не губ!), я точно знаю, что мой член безошибочно почует тепло ее лона. Так и происходит. И вот оно — глубокое, сочное, обволакивающее, горячее, влажное и вкусное погружение. Мой член оказывается во власти жаркого, мокрого и манящего влагалища. Проникновение происходит настолько мягко, приятно, гладко и сочно, что шальные мысли о том, чтобы по-быстрому, на скорость, оттрахать эту истекающую киску отходят на второй план. Поэтому наши движения остаются плавными, глубокими, вдумчивыми и пропитанными истинными желаниями, а не сиюминутным зовом плоти. Каждый толчок приносит нам невероятно сладкую истому, мы одновременно расслаблены и в то же время сконцентрированы на ощущениях. Я чувствую, как простыня под нами чуть-чуть увлажнилась — влагалище Оксанки не перестает обильно выделять прозрачный сок. При особенно страстных движениях мой член слегка вылетает из дивного лона и это, иногда, сопровождается забавным звуком, от которого девушкам, порой, становится неловко. Но для нас это очередной эмоциональный допинг и полное доказательство того, сколь страстно и глубоко мы отдаемся половому акту. Нам хочется немного сменить позу. Я по-прежнему сверху, Оксанка кладет свои ножки мне на плечи, обхватывая их, при этом, руками под коленями и прижимает к животу. Таким образом, мы не только усиливаем стимуляцию и становимся еще ближе друг к другу, но, к тому же, Оксанка получает возможность очень близко видеть весь процесс: как каменный ствол члена, липкий и мокрый от смазки, погружается и выходит из ее влагалища. Это особенно ценный момент — созерцание — и девушкам он нравится не меньше, чем мужчинам. Об этом говорит ее сосредоточенный взгляд, а с губ, тем временем, срываются страстные фразы: «Да, да, бери меня, трахай, сильнее, еще, еще... «. Это дико заводит, и в голову снова лезут нехитрые мысли о быстром трахе, о бешеной долбежке этой сочной киски и яростном сливе в завершение процесса. Но это не интересно, нам хочется растянуть удовольствие. Поэтому мы меняемся местами и теперь она оказывается сверху, в позе наездницы. Мне очень нравится момент, когда девушка, садясь сверху, сначала берет в руку член и потом аккуратно направляет его в нужное место. Есть в этом какой-то изюм! И вот стыковка прошла успешно, и мой пенис снова внутри дивной мокрой пещерки. Сначала Окси начинает работать бедрами. Она страстно елозит по мне, сильно трется и прижимается лобковой косточкой, член же при этом надежно заперт в разгоряченном влагалище. Она неистово прогибается назад, запрокидывая голову и, при этом, сильно сжимает бедра, как бы желая, как можно сильнее, изнутри, обнять мой пенис своей волшебной киской. Между тем, она сжимает руками и мнет свою грудь, изредка пощипывая себя за соски. Я же с удовольствием наблюдаю весь этот чудесный процесс. В этой позе, именно при такой технике, у обоих партнеров гораздо больше обострено чувственное восприятие, ведь стимуляции, как таковой, почти что нет. Но в этом и есть свой кайф! Оксанка немного меняет концепцию и теперь хочет «понасаживаться» на член. Она садится на корточки, упирается руками в кровать (при этом не забыв одной рукой снова нацелить мой пенис в заветную дырочку) и начинает подмахивать попкой. Это восхитительно! Я снова только созерцаю — на этот раз, как ее влагалище бойко заглатывает и щедро увлажняет мой набухший член, как половые губки плотно облегают эрегированный ствол. Ммм, кажется, это может продолжаться вечно... Но мы снова меняем позу — теперь я хочу войти в нее сзади. Я аккуратно пристраиваю Окси на коленях на край кровати, а сам становлюсь на пол. Член пульсирует диким внутренним пламенем, он хочет соития, хочет влагалища. Я направляю его в нужную щель, беру Окси за ягодицы и начинаю смачно трахать сзади, насаживая ее попку на свой раскаленный пенис! Здесь нет каких-то тонкостей, техника предельно проста и незамысловата! Я немного ускоряю темп, когда слышу легкие постанывания своей партнерши. Чтобы добавить немного огня, я слегка наклоняюсь и начинаю аккуратно, но с хорошим усилием, сжимать ее сисечки, массировать соски. Член продолжает уверенно входить в мокрую щель. Параллельно с грудью, я второй рукой, точнее двумя пальцами — средним и безымянным, нащупываю область клитора. И начинаю активно теребить этот небольшой участок чудесной писечки моей партнерши. Усиливающиеся стоны и подмахивание в такт попкой четко сигнализируют о том, что дополнительная стимуляция пришлась как нельзя кстати. Как же сладок этот эпизод! Но фантазия снова требует перемен, поэтому я сам забираюсь на кровать, двигаю Окси немного ближе к центру, становлюсь как бы над ней, широко расставив и уперев ноги. Мой пенис буквально рвется в бой: сейчас его пребывание вне заветной пещерки сравнимо с морским обитателем, выброшенным на сушу. Поэтому я с диким желанием возвращаю набухший член в нужную среду, уверенно засовывая его в мокрую киску. Новый стон, новая порция удовольствия! Я, словно коршун, впившийся в свою жертву — хочется завладеть партнершей по максимуму. Эта поза требует несколько бОльших усилий, но и заводит она несравненно больше! Так мы продолжаем, пока ноги не начинают слегка гудеть, предупреждая о том, что пора принять более удобное положение. Оксанка просто ложится на живот, соблазнительно выставляя сладкую щелочку. Пожалуй, этот вид женской попки — именно тогда, когда аккуратные округлости ягодиц элегантно перетекают в слегка затемненную область, где, тем не менее, четко просматривается нежная линия влагалища — вот этот самый вид вызывает у меня дичайшую эйфорию и желание отдать все, лишь бы завладеть притягательным плодом здесь и сейчас! Глядя на это, понимаешь, в чем сила обольщения женского тела и силе этой просто нечего противопоставить! Внезапно мне захотелось лизнуть ее промежность. И я не заставил себя долго ждать, приникнув к попке и быстро проведя языком по сочной щелке. Тонкий слой теплой смазки снова лег на кончик языка и это непередаваемо! Подгоняемый нежным вкусом нектара из лона своей партнерши, я с удовольствием пристраиваюсь сзади, аккуратно раздвигая разгоряченным членом ровную полоску нежных сомкнутых половых губ. Сладкое погружение, еще одно и еще... Как же это приятно! В какой-то момент мне хочется большего единения наших тел, хочется слиться с Оксанкой в еще более страстном порыве. Я практически полностью ложусь на нее, разумеется не перенося вес тела, а лишь создавая видимость, и нежно, но в то же время крепко, обхватываю ее одной рукой за груди, а другой касаюсь лица, ощущая приятную кожу горячих щек и плавные очертания слегка прохладных губ. Я заметил, что когда девушка сильно возбуждена и полностью отдается процессу, губы ее (если, конечно, они не задействованы) отнюдь не горят огнем, а наоборот — становятся слегка прохладными. Словно вся кипящая кровь утекает в жаркое лоно и пульсирует только там... Я продолжаю свои хорошие и глубокие толчки, не переставая обнимать Окси. Наши тела переплелись, будто ветви деревьев... Яркие фонтанирующие эмоции, экстаз и удовольствие перетекают между нами, словно мы единый неделимый организм. С каждым движением я пытаюсь еще глубже и чувственнее погрузить свой твердый член в сочащуюся пещерку. Уже не в первый раз я ощущаю, как головокружительная волна подступает к половому члену, а скопившаяся сперма буквально разрывает пенис, сдерживаясь лишь неимоверным усилием воли. Количество оргазмов Окси я не считаю, но прекрасно знаю, что она уже не раз испытала эйфорию и продолжает наслаждаться процессом! Поэтому теперь пришла и моя очередь. Я делаю еще несколько глубоких и мощных толчков, потом вытаскиваю член, ложусь на спину перед Оксанкой, уперевшись локтями в кровать — чтобы было удобнее наблюдать... Буквально на долю секунды наши глаза встречаются и она без слов понимает, что нужно делать. Ее ротик оказывается в каких-то сантиметрах от набухшего члена. Она игриво облизывает губки в предвкушении сладкой игрушки и неторопливо погружает пенис в рот. Движения, как и всегда, плавные, аккуратные, выверенные и чувственные. Я чувствую, как член хорошо смазывается слюной, как ему комфортно и уютно в этом безопасном, влажном, теплом логове... Так продолжается какое-то время, пока Оксанка не освобождает свой ротик, давая и руке возможность подрочить пенис. Такая картинка мне нравится даже больше — если в процессе минета ты просто видишь, как голова девушки равномерно скачет вверх-вниз и это даже немного забавно, то гораздо сильнее, с точки зрения эмоций, наблюдать, как рука партнерши неистово дрочит твой член, как ее глаза и рот устремлены на головку члена, а, точнее, не отверстие, из которого совсем скоро выстрелит и густо изольется теплая белая сперма. В такие моменты ты просто кожей ощущаешь, как все её существо хочет, чтобы ты кончил, как она неистово ждет этого момента! Но моя Окси пошла дальше. Продолжая работать рукой, она просит меня согнуть ноги в коленях и немного приподнять попу. Я повинуюсь без лишних вопросов. Оксанка глубоко засовывает средний палец себе в рот, обильно смачивая его слюной. Вытаскивая палец, она еще немного увлажняет последнюю фалангу, намеренно собирая побольше слюны, и в таком положении ее палец аккуратно перемещается в сторону моего сфинктера! Она просто волшебница и кудесница, обожаю таких девушек! Я знаю, что она намерена сделать и это приводит меня в дикий восторг! Анальная стимуляция для мужчин: не все разделяют и понимают такой вид удовольствия, но лично я стараюсь практиковать это со всеми девушками! Мой мозг просто взрывается от предчувствия запредельных удовольствий! Милые девушки — не бойтесь пробовать подобные вещи с молодыми людьми, поверьте, в этом нет ничего предосудительного, а удовольствие, которые вы подарите, будет поистине фантастическим! И вот я чувствую, как мокрый кончик пальца коснулся моего ануса. Все движения очень аккуратные и неспешные. Ее пальчик нежно массирует мое сфинктерное кольцо, прокладывая аккуратную дорожку к заветной дырочке. Окси чувствует, что палец снова стал сухим, поэтому без стеснения снова обильно увлажняет пальчик своим ртом. После чего, он возвращается на место и давление на сфинктер слегка возрастает. Я стараюсь полностью расслабиться и отдаться в руки своей чудесной нимфоманки! Чертовски жаль, что приходится полностью лечь и закрыть глаза, ведь я так люблю созерцать процесс... Но и с закрытыми глазами я прекрасно воссоздаю картину происходящего. Еще чуть, еще немного — и я чувствую, как упругое кольцо сфинктера окончательно сдалось и палец проскользнул внутрь. В этот момент мой член, который на некоторое время лишился внимания, став несколько мягче, вновь под завязку налился кровью и вернулся в каменное состояние! А Окси, не вынимая палец из анального отверстия, снова глубоко погрузила мой член в себе в рот, даря ему очередную щедрую стимуляцию. Ооо! Этот кайф, эту эйфорию сложно передать словами! Ты ежесекундно испытываешь мощнейшие приливы удовольствия, а осознание того, сколько техники и страсти вкладывает партнерша в желание подарить тебе сумасшедший финиш, просто сводит с ума! Ее рот не перестает жадно заглатывать пенис, а палец, уже спокойно входящий в сфинктер на всю длину, лишь ускоряет темп. Конец совсем близок, я чувствую как внутри члена произошло несколько сокращений, как будто мощная помпа выкачала всю сперму из яичек для того, чтобы через несколько секунд бешеным потоком выплеснуть ее наружу. Это же чувствует и Оксанка. Она освобождает свой ротик, быстро переключаясь на ручную стимуляцию, при этом не забывая про анальные ласки (пальчик все так же бойко скользит в попе туда-обратно). Я не стесняюсь и начинаю постанывать, чувствуя неизбежность процесса. Окси заводится от этого еще больше и еще ускоряет темп! Но она не хочет, чтобы я кончал на язык или лицо, она хочет чтобы я обильно кончил ей только в рот и чтобы ни одной капли не упало мимо! Это достойно восхищения! Поэтому буквально за несколько секунд до феерии, ее губы плотно облегают мой пенис, но движений ртом не происходит — она просто нежно сжимает губами головку и ждет извержения! А палец в анусе двигается все быстрее и быстрее, уверенно погружаясь на всю длину... И вот, наконец — этот сладостный момент — я кончаю! Все происходит быстро, но для меня время остановилось! Первое движение — словно проверка — член чуть дернулся, наверное, выпустив всего пару капель смазки. За ним молниеносно последовало второе — как будто адская судорога, которая заставила пенис мощно и обильно выплюнуть густую жирную полоску белой спермы. Затем третий рывок — и я снова чувствую, как поток семени, вкусного, сочного, липкого, попадает в теплый влажный рот моей подруги. Затем четвертый, пятый, шестой рывки... Из меня продолжает выстреливать, вытекать и изливаться теплая вязкая сперма. Количество с каждым разом уменьшается, но член словно старается отдать все до конца, до самой последней капли. Когда наконец рывки закончились, и пенис стал медленно обмякать, я умиротворенно наблюдаю, как Окси чувственно и с реальным удовольствием (а не просто, чтобы угодить), делает уверенный хороший глоток и облизывает губы, чем завершает отличную картину нашего феерического секса! Уставшие, но довольные и удовлетворенные мы лежим рядом друг с другом... Мне совершенно не противно искренне поцеловать ее в губы, причем не мимолетным движением, а полновесным засосом, с обменом слюной, страстью и еще чем бы там ни было. Мы ничего не стесняемся и ничем не брезгуем, а это возможно только при полной эмоциональной и физической отдаче между партнерами. Повалявшись некоторое время, она, словно податливая кошечка, встает и направляется в душ. Мимолетно роняя при этом фразу: «Мы совсем забыли про мою попку! Она тоже хочет ласки!». «Так ведь вечер только начинается!» — ответил я, сладко предвкушая, что у сегодняшней постановки будет еще и второй, а, быть может, и третий акт...